ВОЛЯ! - сайт поддержки России, правды и воли
  Логин or Регистр | Главная  |  Новости  |  Темы  |  Ваш aккаунт  |  Форумы |  Файлы |  Дата:
Темы сайта
Авто
Гражданское общество
Законодательство
История
На блогах трещали...
Они любят наличные.
Острая тема
Россия и Мир
События
Спасём Россию!
Статьи и мнения
Сука!
Южная Осетия в крови
Разделы
· Все категории
· Абхазия
· Авторская
· Азербайджан
· Армения
· Башкирия
· Беларусь
· Вторая Мировая Война
· Героин
· Грузия
· Добрые вести
· Европа
· ЕЭП
· Законодательство
· Израиль
· Империя лжи
· Иран
· Калининград
· Киргизия
· Кирминал
· Комментарии
· Мировые новости
· Молдавия - ПМР
· Налоги
· Новости
· Письмо 5000
· Польша
· Прибалтика
· Россия
· Соотечественники
· США
· Тюнинг
· Украина
· ШОС
· Южная Осетия
· Япония
Результаты анализов
Высшая истина
Понятие справедливости настолько иллюзорно в
современной международной жизни, что России Читать далее...
Случайное

Читать далее ...

Содержание
  • Главная
  • Авторский раздел
  • · Белковский С.
    · Кох А.
    · Попов О.
  • Содержание
  •  Темы
     Самое популярное
     Архив статей
     Добавить новость
     Новости Ленты.ру
     Фотогалерея
  • Спецархив
  •  Война
     Сталин
     Путин
     Хинштейн
     Чубайс
     Саака
     Прибалтика
     Наши
     Законы РФ
  • Функции сайта
  •  Форумы
     Обратная связь
     Личные сообщения
     Личный кабинет
     Опросы
     Система NAGO.RU
    · КЕДРАЧИ
    · ТАЁЖНИК
    · У КОСТРА
    · СЛОВО
    Навигация
    · Главная
    · Авторский
    · Архив статей
    · Война
    · Добавить новость
    · Законы РФ
    · Личные сообщения
    · Личный кабинет
    · Наши
    · Новости Ленты.ру
    · Обратная связь
    · Опросы
    · Поиск по сайту
    · Прибалтика
    · Путин
    · Саака
    · Самое популярное
    · Сталин
    · Темы
    · Форумы
    · Фотогалерея
    · Хинштейн
    · Чубайс
    Сейчас на сайте
    30 гостей и 0 пользователей.

    Вы Анонимный пользователь. Вы можете зарегистрироваться, нажав здесь.
    tv
    SI
    Добро пожаловать


    Логин

    Пароль

     

    Последние 3 пользователя
     01:Aug 22, 2013nurelimo
     02:Aug 01, 2013glushkolisa
     03:Jun 13, 2013krutovaludka

    Посетителей онлайн

     · Гостей (100%)

    30

     01: 54.36.148.XXX
     02: 54.36.148.XXX
     03: 54.36.149.XX
     04: 54.36.148.XXX
     05: 142.44.137.XXX
     06: 54.36.148.XX
     07: 54.36.149.XX
     08: 54.36.148.XXX
     09: 54.36.148.XXX
     10: 54.36.149.XX
     11: 54.36.148.XXX
     12: 54.36.148.XXX
     13: 47.89.41.XXX
     14: 35.153.52.XXX
     15: 54.36.149.X
     16: 54.36.148.XXX
     17: 95.108.181.XXX
     18: 54.36.148.XXX
     19: 54.36.148.XXX
     20: 54.36.148.XXX
     21: 54.36.149.XX
     22: 54.36.148.XX
     23: 54.36.148.XX
     24: 54.225.31.XXX
     25: 216.244.66.XXX
     26: 178.128.168.XXX
     27: 54.36.149.XXX
     28: 54.36.149.XX
     29: 54.36.148.XXX
     30: 54.36.149.XX

     · Членов (0%)

    0

     · Всего online

    30


    Всего
     · Сегодня

    519

     · Вчера

    3294

     · Всего хитов

    8052763


    Серверное время
     · Время

    02:53:33

     · Дата

    24/06/18

     · Временная зона

    GMT + 2

    Россия: Следственно-судебный беспредел: 37 год в натуре

    Следственно-судебный беспредел: 37 год в натуре

    Русская служба новостей

    Вечерний информационный канал

    Тема: Мосгорсуд отменил решение об аресте сотрудников ОВД "Митино", обвиняемых в превышении должностных полномочий при задержании участников потасовки в одном из столичных ресторанов

    В гостях: Юрий Качан, Владимир Уваров, Саид Хамзат Гериханов, Саид Эмин Бицоев, Леонид Рыженко

    В студии: Владимир Карпов

    В.КАРПОВ: Все главное сегодня. Пожалуй, сейчас об этом говорить не будем. Но у нас есть одна вполне конкретная история. Традиционно с 7 до 8 мы подводили итоги информационного дня. Но сейчас будет все по-другому. У микрофона Владимир Карпов. И мы обсуждаем одну конкретную историю, которую вы уже наверняка знаете. Итак, 24 января. В митинское ОВД поступает сигнал о драке в кафе-баре «Оскар» между представителями армян и чеченцами. Приехали сотрудники ППС, задержали чеченцев, среди которых был племянник сенатора, оперативник МУРа Мансур Аслаханов. Говорят, что он даже размахивал пистолетом во время драки. В ту же ночь задержанных выпустили. Спустя несколько месяцев следователь Анна Крехова возбудила уголовное дело в отношении милиционеров по статье «превышение полномочий». Более того, после этого появились новые обвинения. В ту же ночь, 24 января, милиционеры задержали хулиганов, которые избили прохожего Леонида Рыженко. И теперь превышение полномочий инкриминируется сотрудникам ППС и по этому эпизоду. Плюс к этому милиционеров обвинили в применении насилия в отношении представителя власти Мансура Аслаханова. Милиционеров, по решению Тушинского суда, постановили заключить под стражу. И вчера было вынесено решение арест отменить, по решению уже Мосгорсуда. Вопросов по этой истории много. Мы не знаем, насколько были обоснованы претензии к милиционерам. Существует ли какое-то давление на Управление собственной безопасности, которое инициировало возбуждение уголовных дел. Есть ли в этом какой-то этнический след. Попробуем во всем этом разобраться. С нами в студии сегодня отец одного из обвиняемых милиционеров Валентин Уваров. Здравствуйте. Кстати, полковник МВД в отставке.

    В.УВАРОВ: Здравствуйте.

    В.КАРПОВ: Также с нами Юрий Качан, адвокат обвиняемых милиционеров. Здравствуйте.

    Ю.КАЧАН: Добрый день.

    В.КАРПОВ: Кроме этого, Саид Бицоев, обозреватель газеты «Новые Известия», соответственно, представитель чеченской диаспоры.

    С.БИЦОЕВ: Добрый день.

    В.КАРПОВ: И Хамзат Гериханов, представитель Ассоциации чеченских общественных и культурных объединений.

    Х.ГЕРИХАНОВ: Добрый вечер.

    В.КАРПОВ: Сегодня опять было заседание суда. Конкретно по сегодняшнему заседанию. Какое решение было вынесено? Юрий Качан.

    Ю.КАЧАН: Как вы правильно сказали, вчера судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда отменила кассационным определением от 3 июня постановление о заключении под стражу четверых милиционеров ОВД «Митино», которые были ранее арестованы Тушинским районным судом города Москвы. При этом из определения кассационного, вот оно у меня в руках лежит, что все доводы защиты, которые были изложены в кассационных жалобах, полностью нашли свое отражение в конституционном определении. Именно поэтому судебная коллегия по уголовным делам приняла решение о том, что постановления о заключении под стражу были законно необоснованны. Но одновременно с этим непонятные для Уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, вот я вам определение конкретно зачитываю «Постановление Тушинского района суда города Москвы от 22 мая 2009 года об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении, например, обвиняемого Уварова (и остальных такие же) определение отменить. Материалы направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе суда. До рассмотрения ходатайства следователя прошу меру пресечения Уварову в виде заключения под стражу оставить без изменения». Я могу сказать как юрист, все-таки лицо, имеющее высшее юридическое образование, что мне непонятно это постановление. Отменив постановление об аресте – вдумайтесь – об аресте отменяется на каком основании, какими нормами закона, нормами международного права… Я считаю, что это чистый юридический нонсенс. Нет постановления, но люди содержатся под стражей. Вчера нас уведомили о том, что в 12.30 сегодня будет рассматриваться новое судебное заседание по аресту. Мы пришли. Прождали фактически до четырех часов почти. Нас собрали в зале судебного заседания, сказали, что отменяется рассмотрение, судебное заседание не будет рассматривать вопрос. Потому что якобы следователь, который ведет дело, не написал заявку в следственный изолятор о доставке арестованных. Это вообще ЧП. ЧП, за которое следователь должен нести ответственность. В связи с этим суд определил дату рассмотрения на вторник, на 12 часов дня.

    В.КАРПОВ: У меня сейчас вопрос к Саиду Бицоеву и Хамзату Гериханову. Как вы считаете, почему в этом деле так много странностей, по мнению юристов? В частности, по мнению адвокатов?

    С.БИЦОЕВ: А что вы имеете в виду?

    В.КАРПОВ: Не доставили арестованных. Уголовные дела возбуждаются спустя несколько месяцев.

    С.БИЦОЕВ: Если мое мнение, мне кажется, что причина изначально был сильно политизирована, поэтому уголовное дело не было инициировано с самого начала. Хотя, наверное, какой-то состав там был. И потому же следствие когда начало изучать дело основательно, они здесь нашли какие-то причины для того, чтобы привлекать к уголовной ответственности. Хотя ни пострадавшая сторона, ни мы, вот здесь присутствующие представители, как вы сказали, чеченской диаспоры, на самом деле, я как журналист присутствую.

    В.КАРПОВ: Я понимаю. Но все-таки я обобщаю, в том числе.

    С.БИЦОЕВ: Мы не жаждем какого-то возмездия. И понимаем отца одного из милиционеров, сидящего здесь. Но мы бы хотели, чтобы этот процесс, это дело, это расследование вели в рамках приличия, вели его правильно. Не так, как сегодня получилось. В прессе буквально пестрят заголовки «Бедные милиционеры разнимали дерущихся чеченцев и армян, в результате они пострадали». А на деле получается немножко не так.

    В.КАРПОВ: Давайте продолжим через несколько секунд.

    В.КАРПОВ: Судя по всему, рассмотрение этой истории придется начинать с самого начала. Поэтому я предложу сейчас Саиду Бицоеву рассказать его позицию. То есть, по вашему мнению, все произошло не так, как описано в прессе. Краткое изложение того, что написано в прессе, я изложил в самом начале.

    С.БИЦОЕВ: Мы пытались эти несколько дней дозвониться в ОВД «Митино». К сожалению, там не нашли возможности нам рассказать о своей версии. Но вся милицейская версия выложена на форумах, на сайтах. Поэтому я изучал вторую сторону, Мансура Аслаханова, который заявление написал в милицию, и его товарищей. По его словам, получается так, что с него вся эта история началась со звонка мобильного телефона некоего Санукаева, которого избили, и он лежал в подсобке. К этому делу милиция не имеет никакого отношения. Там произошла драка, были пьяные ребята из Митино. Они все из Митино, в том числе Аслахан. Он говорит, что он там вырос. И в его заявлении в милицию тоже нет никаких таких жестких высказываний и обвинений. Его избили вот эти ребята, жители Митино. А его попросили приехать и вывезти его. Он сидит в подсобке и боится, что его дальше начнут бить эти же ребята, потому что они выпивши и хотят продолжить эту историю. И он приехал к нему на помощь.

    В.КАРПОВ: Один?

    С.БИЦОЕВ: Он приехал с товарищами. Они не стали вмешиваться, они послали одного человека. И через подсобку, когда он выходил, та толпа, с которой у них произошла потасовка, они подошли и якобы ударили бутылкой по голове этого пострадавшего парня и разбили эту бутылку. После чего Аслахан попытался вмешаться и остановить этот произвол. Подошел к ним на помощь некий милиционер по фамилии Виноградов. Это вот со слов Мансура Аслаханова, я не его адвокат, я не защищаю его сторону, я просто рассказываю суть дела так, как я слышал. Они вызвали наряд милиции, и когда уже приехал наряд милиции, как это часто бывает, я это не скрываю, я сам с этим сталкивался не только по долгу своей службы, но и лично сталкивался, милиционеры себя в этих ситуациях, когда они видят человека не москвича, особенно чеченской национальности, это для них как красная тряпка для быка. Это очень нехорошо. Сидящий здесь уважаемый полковник, он, видимо, работал в советские времена, он прекрасно помнит, что тогда не было таких рецидивов. Милиция была очень вежливая, очень корректная. Если даже вступали в драку, то они обе стороны привлекали, задерживали и пытались выяснить. Сегодня идет оголтелая именно античеченская стороны. И это очень плохо.

    В.КАРПОВ: Мы сейчас обратимся как раз к Валентину Уварову, отцу одного из обвиняемых милиционеров. Валентин Леонидович, что вы можете сказать на это? Что вам рассказывал ваш сын?

    В.УВАРОВ: Я узнал об этом 22 мая, когда их уже взяли под стражу.

    В.КАРПОВ: Он вам ничего не рассказывал про эту историю?

    В.УВАРОВ: Конечно, история носит политический характер. Она перерастает вот во что. Я бывший полковник МВД, бывший начальник отдела МВД России по связям с политическими партиями. И сейчас работаю с диаспорами и политическими партиями, особенно русской национальной направленности. После того, как это произошло, все встали на защиту русских милиционеров. И хочу вам сказать, в прошлую пятницу мы пытались выйти на Асламбека Аслаханова через лидера азербайджанской диаспоры, я с ним хорошо знаком, Саюна Садыкова. Это влиятельный человек в городе, покруче Асламбека. Да, он дозвонился при мне до него. И наметили встретиться вот в этот понедельник у Асламбека и поговорить о том, как же жить дальше русским и чеченам в Москве. Потому что вопрос очень сложный сейчас идет после этого. Мало того, Управление собственной безопасности несколько раз говорило о том, что мы пытались поговорить с чеченской диаспорой о том, чтобы как-то конфликт локализовать, урегулировать. Я за то, чтобы вопрос урегулировать. Хотя я воевал в Чечне, был дважды в Косово, в Боснии и знаю, что это такое. И сейчас знаю всех тех, кто может навредить той же чеченской диаспоре. Поэтому я призываю, единственное, вот, ребят-чеченов, которые пришли. Для нас неожиданно они появились здесь. Мы думали интервью дать. Я не против чеченов. Хорошие ребята.

    С.БИЦОЕВ: Хорошие, плохие есть. Как и везде.

    В.УВАРОВ: В Госдуме я был экспертом аналитического управления, я знал…

    В.КАРПОВ: Валентин Леонидович, вот здесь никто не против того, чтобы урегулировать этот вопрос. Тогда, получается, кому выгодна эта ситуация? Кто тогда подогревает страсти? Почему действительно много странностей возникает хотя бы с историей по Леониду Рыженко. Он сейчас, кстати, к нам присоединился в студии. Здравствуйте, Леонид. Значит, кто-то подогревает, как вы считаете? Я сейчас к Хамзату Гериханову обращаюсь.

    Х.ГЕРИХАНОВ: К сожалению, всегда находятся люди, которые используют такие конфликты, какие-то события для того, чтобы разогреть межнациональную рознь, подогреть античеченские настроения. Мы это уже на протяжении многих лет в Москве ощущаем. И, к сожалению, этот данный факт опять-таки используется именно этими националистическими организациями для того, чтобы опять подчеркнуть – чеченцы ведут себя здесь как хозяева, они избивают наших русских. Вот это подчеркивание – русских убивают, чеченцы избивают – оно нагнетает очень негативное отношение к нашему народу. Мы не враги русского народа, мы не враги никакого другого народа. Мы хотим жить в единой семье всех народов. И нас очень сильно возмущают эти факты. Мы еще раз повторяем: любой такой факт мы хотим рассматривать не с точки зрения политической. Это обычная бытовая ситуация, которая бывает каждый день в Москве. Дерутся русские, дерутся разные национальности. Рассматривайте с уголовной точки зрения. Если виноваты милиционеры, надо по суду судить милиционеров. Если виноваты хулиганы, надо судить хулиганов. И не искать тут какие-то политические, античеченские мотивы.

    В.КАРПОВ: Юрий Качан.

    Ю.КАЧАН: Я выслушал внимательно представителей чеченской диаспоры. Я хочу вам сказать следующее. Я сам родился на Северном Кавказе. Видите, у меня волосы тоже темные. И у нас казачество кубанское переплетено кровями, по-моему, со всеми. Поэтому я вам просто говорю как представитель Северного Кавказа, что здесь из бытовой драки, которая произошла между чеченцами и армянами, оказались виновны русские милиционеры. Правильно вы говорите, но неточности некоторые допускаете. Я хочу вам объяснить, кто такой Мансур Аслаханов. Это сотрудник МУРа. 3-е отделение 1-го отдела МУРа. Скажите, пожалуйста, в его обязанности входит приезжать в ночное время в нетрезвом состоянии на разборки?

    В.КАРПОВ: Мы не знаем, трезвый он был или нетрезвый.

    Ю.КАЧАН: Секунду. Вооруженный сотрудник МУРа – вдумайтесь – которому доверяется оружие для исполнения обязанностей по охране других, он приезжает разнимать драку между двумя представителями чеченской и армянской диаспоры.

    В.КАРПОВ: Скажем так – он приехал заступаться за своего.

    Ю.КАЧАН: Это лицо должностное при исполнении служебных обязанностей, которое приезжает за друзей своих заступаться? Нет. Так вот, самая странность в чем? Здесь, я думаю, большой есть дирижер, который действительно пытается отдирижировать эту ситуацию так, чтобы какая-то черная кошка прошла между русскими и чеченцами. Я согласен с вами полностью, что нельзя раздувать ситуацию. Но когда сотрудники милиции, приехали туда и разбирались, кто разбил голову бутылку, спускались в бар. Аслаханов говорит, спускались в бар, просили, покажи нам, кто тебя ударил. Не нашли его. И после начинается конфликт, когда предлагают: давайте проедем в отделении милиции, напишете заявление в ОВД «Митино», будем устанавливать преступника. После этого начинаются оскорбления. Человек в гражданской форме одежды начинает оскорблять действующих сотрудников милиции.

    В.КАРПОВ: Про оскорбления давайте поговорим через несколько секунд.

    В.КАРПОВ: Саид Бицоев, обозреватель газеты «Новые Известия» сегодня несколько часов общался с Мансуром Аслахановым. И что он рассказывает относительно оружия, нетрезвого вида, гражданской одежды и оскорбления милиционеров?

    С.БИЦОЕВ: По его словам, оружия у него не было, оно было в машине. Юрий, вас когда-нибудь милиция задерживала московская? Когда на вас начнут цеплять наручники и пытаться избивать… Поэтому человек вытащил удостоверение в качестве самозащиты, не более этого. Я не говорю, что это очень правильно. Я даже не говорю, что ребята не бузят. Более того, они бузят. И кавказская молодежь бузит. Но, извините меня, бузят болельщики, стадион со стадионом дерется. Но мы же национальный фактор не поднимаем. Почему из этого раздули. Не мы же в прессе, не наша газета в прессу пустила этот лозунг, что мы защищаем русских милиционеров от этих бандитов чеченских. Не надо так трактовать дело. Есть граждане России и такие же и мы, как все остальные люди. А что касается его трезвости или нетрезвости. Его положили на пол и избили. У него есть гематомы на лице, на теле, которые ему сняли в милиции. И после этого он сдал кровь на анализ. Я очень сожалею, что его нет. Если бы он был здесь, вы бы убедились, что он и мухи не обидит.

    В.КАРПОВ: Он собирался сегодня в студию?

    С.БИЦОЕВ: Собирался. Но ему начальство не рекомендовало.

    В.КАРПОВ: Юрий Качан отвечает на ваш вопрос.

    Ю.КАЧАН: Задерживала меня милиция. Я бывший работник прокуратуры Москвы. Когда я шел, например, если даже в нетрезвом состоянии, подходит любой сотрудник, покажешь удостоверение, все. Я не ходил, пусть в трезвом состоянии, в ночное время, в три часа ночи. Сотрудник милиции приезжает с другого района и какие-то разборки. Но вопрос не об этом. Давайте, мы говорим о другом. Вы говорите, что античеченская кампания. Кто вам сказал? Вы в прессе хотя бы одно слово против чеченской нации слышали?

    С.БИЦОЕВ: 15 лет об этом слышу.

    Ю.КАЧАН: В основном речь идет о безграмотном следователе Креховой, о руководстве следственного отдела, который грубейшим образом нарушает закон. Вдумайтесь, подходит милиционер и начинает торговаться в присутствии адвоката, следователь Крехова. Вот если ты скажешь, кто за ней стоит, вдумайтесь, если ты скажешь, что ты бил чеченцев, избивал, то тебе мера пресечения, не связанная с арестом и получаешь условное наказание. Это всем. Это было в следственном отделе, в помещении суда Тушинском. Это в зале судебного заседания. Когда говорит: ну, я же вам говорила (в присутствии судьи), вы скажите, что чеченцев били и все. Кому это нужно? Что чеченцев били? Вы думаете, что кто-то из сотрудников милиции в ночное время разбирался, кто чеченец. Для него чеченец, дагестанец, армянин, грузин – на одно лицо. О каком конфликте, о чем вы говорите?

    В.КАРПОВ: Юрий, прошу подчеркнуть единственное – тезис о том, что идет защита русских милиционеров от чеченцев или кого-то – вы воспроизвели в нашем эфире.

    Ю.КАЧАН: Я говорю, что не русских милиционеров, там же не только русские, есть же еще татарин.

    В.КАРПОВ: Вы просто это произнесли.

    Ю.КАЧАН: Не русских, а сотрудников милиции. Я не говорю, что они все святые. Я бывший работник прокуратуры, знаю, как они ведут себя. Но в данной ситуации, вдумайтесь, человек сутки дежурит на дежурстве. Он выезжает, только когда кого-то бьют, грабят, убивают. Он едет помогать. И его вместо того, чтобы выехал, скажите, можно ли, физическое насилие, что такое физическое насилие – наручники одел, следователь обвиняет, наручники одели, когда сопротивление оказали, это право законное милиции. Поэтому не надо раздувать античеченское настроение. Я говорю, нужно соблюдать закон. И следователю в присутствии корреспондентов неоднократно говорил: Анна Сергеевна, я вас прошу, если вы способны просто законные решения принимать, ни одного слова не будет. Но когда вы угрожаете сегодня в присутствии корреспондентов. Говорит, вот я Рыженко хочу обвинение предъявить по 286-й, хотя это не должностное лицо. Но вот его избили.

    В.КАРПОВ: К Леониду Рыженко мы еще вернемся. Он в нашей студии. Но это будет после новостей.

    Ю.КАЧАН: Когда ведется так следствие, это, наоборот, враги чеченского и русского народа.

    В.КАРПОВ: Давайте дадим слово Саиду Бицоеву.

    С.БИЦОЕВ: Юра, я бы хотел сказать вам одну вещь. Я не знаю в Москве ни одного чеченца, который посмел в присутствии девяти милиционеров оскорблять погоны. Нет таких. А то, что ведет себя следствие. Давайте попробуем вместе найти какие-то взаимоприемлемые решения, чтобы и ребята не сели, и чтобы не было этой истерии.

    Ю.КАЧАН: Я за это. Я не знал, что вы придете. Но когда мне сказали, я сказал: я за это. Вы поймите, что нельзя это дело доводить до логического конца, до суда. Ничего хорошего не будет. Кто виноват здесь – лучше сесть и разобраться.

    В.КАРПОВ: Кто виноват? Ставим знак вопроса. Новости на РСН.

    В.КАРПОВ: Владимир Карпов у микрофона. Мы сейчас разбираем историю, которая произошла еще 24 января этого года. В нашей студии отец одного из обвиняемых милиционеров Валентин Уваров, полковник МВД в отставке. Юрий Качан, адвокат обвиняемых милиционеров. Леонид Рыженко, человек в этой истории для меня остается загадкой, честно говоря. Ну, еще мы к нему вернемся. Саид Бицоев, обозреватель газеты «Новые Известия» и Хамзат Гериханов, представитель Ассоциации чеченских общественных и культурных объединений. Разбираем, казалось бы, рядовое дело какое-то, конфликт между рядовыми какими-то гражданами и сотрудниками милиции или не рядовыми гражданами и сотрудниками милиции. Но при этом ищем постоянно какой-то этнический след или находим. Кто виноват, кому это выгодно сейчас попробуем понять. У меня вопрос к Саиду Бицоеву. Я подразумеваю, что, наверное, чеченская диаспора никоим образом не заинтересована в том, чтобы раздувать этот скандал. Мог бы Мансур Аслаханов забрать свое заявление?

    С.БИЦОЕВ: Я думаю, что мы к этому еще вернемся. Вот присутствующий здесь Хамзат, мы частенько собираемся в Ассоциации чеченских культурных организаций. И естественно, мы не заинтересованы. Если бы кто-то, Качан или Уваров, присутствовали на таких совещаниях, увидели бы, как много сил тратит чеченская ассоциации для примирения таких конфликтующих сторон. Они возникают у нас частенько. И пусть Хамзат об этом расскажет сам.

    Х.ГЕРИХАНОВ: Сейчас, так получилось, что в Москве огромное количество студенческой молодежи, около трех тысяч учатся в московских вузах. Естественно, ежедневно возникают какие-то бытовые проблемы, какие-то конфликты. Поэтому мы очень много внимания уделяем именно этой работе. И особенно профилактике межэтнических конфликтов.

    В.КАРПОВ: Как вы это делаете? У меня просто был такой конфликт. Знаете, общага Московского госунивеститета, ДАСТ так называемый – дом аспиранта и студента.

    Х.ГЕРИХАНОВ: По шесть лет прожили там.

    В.КАРПОВ: И у меня был такой конфликт, когда просто ваш земляк приходит ко мне в комнату, выбивает дверь ногой и говорит: слушай, мне кажется, что из твоего окна по моей машине кто-то что-то бросил. Давай-ка ты за это ответишь. Как вы их воспитываете, объясните.

    Х.ГЕРИХАНОВ: Я объясню. Мы создали совет учащейся студенческой молодежи московский, куда входят представители всех вузов. В каждом вузе создан такой же совет. Мы регулярно ездим к нашим студентам. Более того, заключаем соглашения с ректоратом вузов о взаимодействии и сотрудничестве. Мы таким образом стараемся контролировать в каждом вузе нашу молодежь.

    В.КАРПОВ: Те, кто выходит из подчинения, что вы с ними делаете?

    Х.ГЕРИХАНОВ: Я объясняю. Мы договариваемся о том, что те, кто приехал в Москву для того, чтобы просто погулять, отдохнуть, и ему не хочется вообще учиться, мы просто отправляем его домой. Мы сообщаем родителям, мы пишем письма в министерство образования Чеченской Республики о том, что этому человеку здесь делать нечего. А те, кто по своей подготовке не успевает, но он усердно занимается, не пропускает занятия, мы, наоборот, с помощью ректората вузов пытаемся им помочь, дать им второй шанс, пересдачу и так далее.

    В.КАРПОВ: Кстати, я закончу свою историю. Тогда она завершилась примирением. Мы просто посидели в коридоре, выпили, закусили и все, разошлись. Это вопрос примирения. Сумели договориться. Но конкретно вот эта история, которая произошла 24 января. Можно было бы исключить различные подводные течения, и можно было бы разбирать просто отдельный конфликт сотрудника МУРа с сотрудниками патрульно-постовой службы, если бы не Леонид Рыженко. Человек, который, что называется, попал под раздачу. Что произошло, Леонид, расскажите.

    Ю.КАЧАН: Для того, чтобы понять ситуацию, я кое-что хочу пояснить. Вначале вы говорили о том, что сразу возбуждено уголовное дело. Самое странное, что эпизоды были 24 января. Дело возбуждено, знаете когда – 30 марта. Заявления как такового в следственные органы при прокуратуре, которые должны были принимать заявление, регистрировать и расследовать, не было. Заявление было в службу собственной безопасности. Служба собственной безопасности не является органом дознания и не проводит какие-то следственные действия. 30 марта на основании заключения, акта службы собственной безопасности, которая говорит, что нельзя определить, кто виновен, потому что противоречия потерпевших чеченцев, не представляется возможным. Поэтому необходимо передать прокуратуре. Прокуратура, не проведя, даже не опросив никого, на основании материалов, который фактически отказной материал в возбуждении, она 30 марта сразу возбуждает уголовное дело. И сейчас объясню, почему к Рыженко переходим, 15 мая, то есть по истечении больше четырех месяцев, из материалов проверки, по которым дело возбудили, выделяет новое – материалы по факту, касающегося Леонида Рыженко.

    В.КАРПОВ: Давайте Леониду дадим слово. Итак, Леонид, 24 января на вас кто-то напал в подземном переходе. Вы вызвали милицию. Приехали милиционеры, вот те самые сотрудники патрульно-постовой службы, которые сейчас под арестом. Как это было? Вот, они приехали…

    Л.РЫЖЕНКО: Приехали сотрудники милиции. Я находился на другой, противоположной стороне улицы. И когда увидел, что сотрудники уже подъезжают, я перешел дорогу. И пока переходил, подъехала еще одна машина. Когда я подошел, у этих ребят, которые стояли у перехода, уже проверяли документы. Я подошел, сказал, что я Рыженко Леонид, вызывал милицию. И вот эти люди на меня напали. Тогда сотрудники милиции просто сказали, что эти люди задерживаются за групповое избиение и будут доставлены в ОВД «Митино», после чего их посадили в служебный «Соболь», я сел в 10-ю модель машины и проследовал с ними в отделение милиции, чтобы написать заявление. Там написал заявление, после чего уехал домой.

    В.КАРПОВ: Такая гладкая история получается. Знаете, мне, когда такие истории рассказывают, вспоминается один анекдот, когда замечают, что в детском саду дети начали ругаться матом. Стали выяснять, что же произошло, выяснили – солдаты стройбата там ремонтировали проводку. - Рядовой Петров, рядовой Иванов, вы ремонтировали проводку? – Да. Ремонтировали. – Как это происходило? – Я держал лестницу, а рядовой Петров паял. – Ну, а что произошло дальше? – А потом олово начало капать мне за шиворот. – А что вы сказали? – Я сказал: рядовой Петров, разве вы не видите, что вашему товарищу за шиворот капает расплавленное олово. Понимаешь? И вот здесь история про то, что просто проверяли документы, потом просто попросили пройти вместе с ними в отделение… Так все и происходило?

    Л.РЫЖЕНКО: У них проверяли документы, может быть, только для того, чтобы подождать, пока я подойду. Потому что я сказал, что я нахожусь напротив, когда сообщал о самом факте, что меня избили. Они сказали никуда не отходить, сейчас приедут сотрудники милиции. Когда они подъезжали, я перешел дорогу. И у них просто проверяли документы, может быть, до того момента, пока я не подошел.

    В.КАРПОВ: А дальше? Потом их заталкивали в машину? Или попросили проехать?

    Л.РЫЖЕНКО: Нет, их просто провели. Сотрудники милиции посадили их в «Соболь».

    Л.РЫЖЕНКО: Откуда ваше дело вообще взялось в этой истории? Почему их объединили?

    Л.РЫЖЕНКО: А этого я уже не знаю.

    В.КАРПОВ: Я обращаюсь к представителям чеченской диаспоры Саиду Бицоеву и Хамзату Гериханову. Действительно, что-то странное, согласитесь.

    Х.ГЕРИХАНОВ: А в связи с чем оно вообще возникло, это дело? Я чего-то не могу понять.

    В.КАРПОВ: Милиционеров обвиняют еще и в том, что они избили хулиганов.

    Ю.КАЧАН: Если дело чеченцев развалится, есть маленький парашют – та бутылка водки, за которую можно обвинительный приговор. Теперь они считают, что потерпевший Рыженко, оказывается, он участник избиения тех людей, которые избивали его.

    В.КАРПОВ: Вот эти дела объединили просто.

    Ю.КАЧАН: Его избили, и говорят, что он еще виноват, вот о чем речь. Ребят, я просто вам говорю, вы разумные люди, поговорите, кто за всем этим стоит. Кто дергает шнурки, что следствие бездумно… эпизод четыре месяца назад вытаскивают и начинают раскручивать для того, чтобы подпереть. Одно развалится, другим подпереть.

    В.КАРПОВ: Саид Бицоев.

    С.БИЦОЕВ: Юра, вы чересчур эмоционально обо всем рассказываете. Если вы сотрудник правоохранительных органов, вы прекрасно знаете, как следствие ведут и для чего ведут следствие. Мы, вот наша сторона, не инициатор этого уголовного дела. Я с самого начала сказал, мы не жаждем такого возмездия. Если следствие ведет, у них, наверное, есть какие-то резоны. Давайте со следствием будем разбираться. Но сегодня у нас тема – не разбор каких-то моментов, каких-то особенностей ведения следствия, там сегодня очень многое происходит. Мы сегодня разбираем межнациональные отношения. Нам главное – найти точки соприкосновения здесь, чтобы в дальнейшем московская милиция не избивала чеченцев по этническому признаку.

    Ю.КАЧАН: Вы опять уходите от темы. Вы постоянно говорите, что чеченцев избивали. Если милиция применяет силу, она к любым национальностям. Почему вы всегда говорите о чеченцах.

    С.БИЦОЕВ: Я вам еще раз говорю, потому что я сам был неоднократно в таких ситуациях. Когда конфликты заканчиваются, ты общаешься, в милиции очень много порядочных людей, очень много хороших сотрудников. И ко всей милиции, конечно, нет претензий. Но отдельные нарушения портят всю картину. Поэтому я говорю: давайте найдем какие-то возможности для того, чтобы дальше эти конфликты подобные не развивались.

    В.КАРПОВ: Юрий, вы видите эти возможности?

    Ю.КАЧАН: Конечно, вижу. Прежде всего, я вам объясняю, я профессионал все-таки, вот было опознание. Четыре человека арестованы. Вы знаете, как опознание? Вы что, хотите сказать, через четыре месяца можно опознать человека, который зимой в шапке был? Нет.

    В.КАРПОВ: Юрий, вы как будто выступаете на заседании суда. Вы приводите частности.

    Ю.КАЧАН: Я хочу объяснить, как нам нужно закрыть эту тему. Значит, во-первых, опознание. Сначала фотографию в УСБ покажи, это в материалах проверки есть, о том, что предъявляли фотографии. И затем, в феврале предъявляют, а затем в апреле опознают их. Как будто он укажет. Для того, чтобы закрыть эту тему, ребят, у меня просьба к вам. Вы поговорите. Закрывайте тему. Не нужно нам тоже. Никто не хочет разжигать. Мое мнение – развязывать войну на территории своего государства – это вообще преступление. Это мое мнение, как офицера. Я считаю, что все делается для того, чтобы опять эту тему поднять. Поэтому закрывайте тему. И живите дружно.

    В.КАРПОВ: Саид, пожалуйста.

    С.БИЦОЕВ: Юра, чтобы проиллюстрировать свои сентенции, я вам один пример приведу. Я в Москве живу с 76-го года, так же, как и Хамзат. Мы очень древние москвичи, я ответственный работник российских СМИ. И тем не менее, как только поступает сигнал от кого-нибудь, что вот в этой данной квартире проживает человек данной национальности, я вас уверяю, в 2004 году в течение лета ко мне пришла 29 раз милиция. Причем разные структуры. Они открывают дверь, видят, такая тщедушная фигура, такой невинный человек, ой, извините, и уходят. Но вот это сегодня существует, этот фактор, который очень сильно мешает, на самом деле, их объективной работе.

    В.КАРПОВФ: Саид, вот этот фактор будет и дальше мешать. Мы сейчас конкретно эту ситуацию разбираем, которая только подогревает страсти вокруг каких-то этнических возможных конфликтов. Реально замять или нет, простите за этот термин. Хамзат.

    Х.ГЕРИХАНОВ: Тут нужна, видимо, добрая воля тех людей, которые инициировали это дело.

    В.КАРПОВ: Полагаю, Мансура Аслаханова?

    Х.ГЕРИХАНОВ: Полагаю, что да.

    Ю.КАЧАН: Я думаю, Мансур здесь просто пешка, которую передвинули. Мальчишка, 25 лет.

    Х.ГЕРИХАНОВ: Изначально, когда вы, Юрий, говорили, каким образом офицер МУРа вмешивается в драку и так далее, вы должны понять, что он не был на тот момент офицером. Он спасал мальчика, которого избивала группа людей.

    Ю.КАЧАН: Согласен. 318-я – «сопротивление представителю власти» сотрудникам милиции вменяется.

    Х.ГЕРИХАНОВ: У меня такое впечатление, что тут борьба не между русскими и чеченцами, а тут межведомственная война каких-то внутриэмвэдэвских структур. Если человек показывает удостоверение сотруднику милиции, что он работник МУРа, неужели этого мало для того, чтобы в этом разобраться без привлечения.

    Ю.КАЧАН: В том-то и дело, что Мансур не показывал удостоверение этим милиционерам. Он сказал: я показывал кому-то другому, идите отсюда. И он не показал ни удостоверение, ни разрешение на оружие. Вот с этого начался конфликт. Может быть, он кому-то раньше и показывал.

    В.КАРПОВ: Юрий, мы опять сейчас присутствуем на заседании суда. Давайте дадим слово Валентину Леонидовичу Уварову, отцу одного из обвиняемых милиционеров.

    С.БИЦОЕВ: Моему сыну, ему всего 21 год, он был один из лучших постовых митинского отделения милиции. Ему в этот момент были нанесены телесные повреждения. И он лежал в больнице. И телесные повреждения ему нанес Мансур.

    В.КАРПОВ: Так сын ваш не рассказывал об этом.

    Х.ГЕРИХАНОВ: Объясните, за что он нанес ему телесные повреждения.

    В.УВАРОВ: Сейчас встает вопрос, идет следствие, сложности. Вопрос к вам, представителям чеченской диаспоры, как жить-то дальше будем? Что мне сказать лидерам национальных организаций и лидерам скинхедов России. Как мы будем жить? Через уголовные дела? И второй вопрос. Почему…

    Х.ГЕРИХАНОВ: Получается, что вы инициировали это все – вы русские, мы чеченцы. Значит, русских бьют, давайте защищать русских.

    В.УВАРОВ: Я хочу, чтобы мы нашли консенсус какой-то.

    Х.ГЕРИХАНОВ: Тогда не надо доводить до таких лозунгов. Это очень опасная игра.

    В.УВАРОВ: Почему Асламбек Аслаханов отказался от встречи с нами?

    Х.ГЕРИХАНОВ: Я не думаю, что он отказался, потому что не хотел вас видеть. Он сенатор, и до него даже дозвониться сложно. Попытаемся найти возможность с ним поговорить.

    С.БИЦОЕВ: Скинхедам, патриотам, националистам и всяким скажите, что мы граждане России, что мы москвичи. У нас нет другой родины, куда бы мы могли уехать. И мы хотим здесь жить, как живут остальные граждане.

    Ю.КАЧАН: Одну секунду. Я хотел бы вас вернуть в русло нормальное. Давайте мы эту тему не будем, потому что здесь отец, который страдает, что его сын, 21 год, получил сотрясение мозга, потому что Мансур взял и толкнул сотрудника милиции, он упал, ударился головой об машину, получил сотрясение мозга и ушиб мягких тканей. Им сказали, все, оставьте тему, закройте, перестаньте жаловаться. И прошло четыре месяца – возбуждают уголовное дело. О возбуждении уголовного дела не знали. Через четыре месяца их арестовывают. Кто это дергает, кому это нужно?

    В.КАРПОВ: Как жить дальше? Вопрос получается в этой передаче риторический. Мы продолжим через несколько секунд.

    В.КАРПОВ: Пока была пауза на Русской службе новостей, здесь, такое ощущение, что уже договорились. Договорились о прекращении этого уголовного дела. Или у меня только ощущение создалось? Хамзат.

    Х.ГЕРИХАНОВ: Я думаю, что договориться всегда можно. Мы люди, мы должны договариваться. Я думаю, что и наша ассоциация может выступить посредником в разрешении этого конфликта. Давайте мы постараемся. Постараемся поговорить и с Мансуром Аслахановым. Если вы так сильно хотите, мы можем организовать встречу с Асламбеком Аслахановым. Думаю, что так или иначе, если мы найдем какие-то точки соприкосновения, то этот конфликт будет разрешен.

    В.УВАРОВ: Мы сделали все, зависящее от нас в этой ситуации. Мы вас уверяем в этом.

    В.КАРПОВ: Юрий, как юрист, возможно ли действительно договориться и остановить судебную машину?

    Ю.КАЧАН: Я хочу сначала задать один маленький вопрос Леониду Рыженко. И после вам объясню, почему я задам этот вопрос. Скажите, Леонид, вас вызывала следователь Крехова на допрос? Скажите, что она от вас требовала?

    Л.РЫЖЕНКО: Она просто меня допросила.

    Ю.КАЧАН: Что она конкретно говорила?

    В.КАРПОВ: От вас требовали каких-то показаний, Леонид?

    Л.РЫЖЕНКО: Почему-то она была уверена, что я избивал этих ребят, а не они меня. Причем вместе с сотрудниками милиции. И сказала, что я пойду по 286-й статье вместе с ними, с ребятами, которые сидят сейчас в СИЗО, хоть и не являюсь сотрудником милиции.

    В.КАРПОВ: Вы пойдете по этой статье однозначно, или вам дали на выбор еще какой-то вариант?

    Л.РЫЖЕНКО: Нет, сказали, что такое возможно. Говорит: ребята тоже думали, что шучу с ними. Но вот они в СИЗО сидят.

    В.КАРПОВ: Вы это восприняли как угрозу.

    Л.РЫЖЕНКО: Я просто выслушал и сказал, что я знаю, что я делал в тот день, я был совершенно трезв. И не надо мне говорить, что я кого-то бил в этот момент.

    Ю.КАЧАН: Вы здравомыслящие люди сидите. Скажите, зачем нужно следователю раздувать, если здесь не получается, если мы придем к какому-то консенсусу, там спорили, друг друга не поняли, например. Не было показано удостоверение, мы закрываем. Зачем нужно другую тему. Четыре месяца никаких заявлений не было. Почему, вот кто стоит…

    В.КАРПОВ: Давайте дадим возможность еще людям высказаться, которые звонят нам на протяжении всей программы. Пожалуйста, Саид.

    С.БИЦОЕВ: Юрий, я вижу, вы ведете тему, как будто бы за этим делом стоит мощная фигура генерала Аслаханова. Я вас уверяю, Асламбек Ахмедович очень толерантный человек. Вся Москва его друзья. Ни он, ни мы с Хамзатом московской милицией не руководим.

    Ю.КАЧАН: Я говорю о другом. Кто-то дергает за веревку и продолжает это делать. Она не нужна.

    С.БИЦОЕВ: В любой ситуации есть люди, которые пытаются извлечь пользу и на этом фоне засветиться и показать свои бренды. Мы сказали, что попытаемся сделать все, что он нас зависит.

    В.КАРПОВ: Одно мнение мы сейчас успеем услышать. Здравствуйте. Как вас зовут?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Владимир. Я просто не с самого начала слушал передачу.

    В.КАРПОВ: Как считаете, Владимир, смогут действительно договориться?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Договориться всегда можно.

    В.КАРПОВ: Конфликт можно будет считать после этого улаженным?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Абсолютно. Просто непонятно, какие механизмы включились после четырех месяцев.

    В.КАРПОВ: Для вас тоже много вопросов остается.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, много вопросов. Мне кажется, здесь действительно какие-то политические рычаги были включены. Потому что конфликт был изначально локализован. А потом его подняли на ровном месте.

    В.КАРПОВ: Спасибо. Это мнение нашего радиослушателя Владимира, который не с начала, но все-таки самую важную часть услышал о том, что мы здесь пришли к какому-то более-менее дружескому тону и уже договорились о том, что конфликт можно будет уладить. Я предлагаю на этом завершить.

    Ю.КАЧАН: Еще одну минуту.

    В.КАРПОВ: Минуты нет. Несколько секунд.

    Ю.КАЧАН: Для того, чтобы закрыть конфликт, надо просто решить вопрос об освобождении из-под стражи. И после спокойно… хотят расследовать, давайте расследовать честно, потому что следствие проводится необъективно, незаконно.

    В.КАРПОВ: Я так понимаю, что после программы диалог продолжится уже где-то в коридоре Русской службы новостей или за пределами нашей студии. В любом случае, спасибо, что пришли к нам в студию. Спасибо, что попытались разобраться в этой ситуации. И самое главное – уладить этот конфликт, в котором не заинтересован никто.

    http://www.rusnovosti.ru/programms/prog/23379/35502

    Русская служба новостей

    Суббота, 06.06.2009




    Связанные ссылки
    Больше про Гражданское общество
    Новость от grabber


    Самая читаемая статья: Гражданское общество:
    9 рота. Вспомнить все


    Рейтинг статьи
    Средняя оценка: 0
    Ответов: 0

    Пожалуйста, проголосуйте за эту статью:

    Отлично
    Очень хорошо
    Хорошо
    Нормально
    Плохо


    опции

    Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

    Отправить статью другу Отправить статью другу


    Связанные темы

    ЗаконодательствоОстрая темаСобытияСтатьи и мнения

    "Авторизация" | Создать Акаунт | 0 Комментарии
    Спасибо за проявленный интерес

    Вы не можете отправить комментарий анонимно, пожалуйста зарегистрируйтесь.